Руководитель уральского «Центра долговой безопасности» — банкрот и тащит за собой «Деловую Россию»

Руководитель уральского «Центра долговой безопасности» — банкрот и тащит за собой «Деловую Россию»

Фото: архив 66.ru
В начале этой недели региональные СМИ наперебой обыгрывали каламбур «руководитель центра долговой безопасности признан банкротом». В ответ на это герой повестки помощник Леонида Гункевича, Иван Роженцов  разослал пресс-релиз, в котором подчеркнул, что никто его банкротом не признавал. Сегодня была опубликована резолютивная часть решения суда, где говорится, что помощник Леонида Гункевича, Иван Роженцов признается банкротом. Корреспондент 66.ru попытался разобраться в этой истории и пришел к выводу, что Роженцов либо врет, либо что-то недоговаривает.

Соратник Леонида Гункевича, Иван Роженцов — член союза предпринимателей «Деловая Россия». В региональном отделении он руководит проектом «Центр долговой безопасности». Сегодня на сайте арбитражного суда появилась резолютивная часть решения по иску «УралТрансБанка», где говорится, что Иван Роженцов признан банкротом. Ранее на своей странице в «Фейсбуке» и в пресс-релизе на бланке «Деловой России» он сообщал, что никто его банкротом не признавал.

«Банкрот или нет?» — первый вопрос, который мы задали Ивану Роженцову. Видимо, именно это и интересует всех в данной истории. Позиция Роженцова следующая: пока нет окончательного решения суда по тяжбе, никто его банкротом называть не имеет права. К слову, тяжба давняя и длится с ноября 2015 года: «электронное дело» в картотеке арбитражного суда насчитывает девять пунктов. Роженцов уверяет, что заседание, которое прошло 28 марта, не последнее и точку в этой истории пока ставить рано: «Это формулировка [банкрот] внутри судебного производства, это еще не окончательное решение».

Чтобы внести ясность, мы обратились за комментарием к юристам.

Денис Михайловских, управляющий партнер юридического бюро «Шуцгер & Партнеры»:

— Суд признал его [Роженцова] банкротом. Гражданин — банкрот — это юридический факт. Есть две процедуры: реструктуризация и реализация имущества. Утверждением процедуры реализации имущества суд признает гражданина банкротом. Можно говорить, что гражданин — банкрот, вне зависимости от того, обжалует он решение или нет.

Юрист также отмечает: в резолютивной части решения много ошибок (в том числе неправильно указан номер дела), поэтому он рекомендует дождаться окончательного решения суда.

Тяжба Роженцова и УТБ

В тяжбе помимо Ивана Роженцова фигурирует «УралТрансБанк» — именно УТБ и пытается обанкротить руководителя Центра долговой безопасности. Если вкратце, суть дела заключается в следующем: Роженцов выступил поручителем по кредиту, который банк выдавал юридическому лицу. По документам, Роженцов сейчас является директором этой компании. Соответственно, он несет субсидиарную ответственность.

Однако он утверждает, что никто не пытается работать с залоговым имуществом: банк занимает странную позицию — банкротит поручителей. По словам Роженцова, по договору залоги компании оценены на сумму, в два раза превышающую ту, что взыскивает банк (в материалах дела речь идет о 21 млн рублей). Он объясняет это тем, что бывший директор фирмы и банковские служащие вступили в сговор: проверить это он просит в МВД в заявлении, которое подал в декабре 2015 года. «Где же товары, которые принадлежат моей фирме и находятся у банка в залоге? Я два года не могу добиться от банка ответа. На все мои письма и просьбы банк ничего не отвечает», — говорит Иван Роженцов.

В свою очередь юрист Денис Михайловских утверждает: кредитор может по своему усмотрению реализовывать право на получение денег: «К кому он (банк) пришел, не имеет значения совсем — он имеет полное право вообще не беспокоить юрлицо».

Комментарий у представителя «УралТрансБанка» по телефону получить не удалось, на письменный запрос редакции пресс-служба не ответила.

«Деловая Россия» за компанию

Еще один вопрос, который мы задали Ивану Роженцову, касался его пресс-релиза: почему он примешал к своему личному разбирательству «Деловую Россию» и разослал сообщение для СМИ на бланке предпринимательского объединения.

Соратник Леонида Гункевича, Иван Роженцов, руководитель Центра долговой безопасности:

5b0e94bb_resizedScaled_120to120 — Рассылал не я, а наша пресс-служба. Я попросил разослать… потому что все СМИ опубликовали неверную информацию. Во всех СМИ говорится, что я являюсь директором или экс-директором Центра долговой безопасности либо коллекторского агентства. Во-первых, Центр долговой безопасности — это проект, который существует только виртуально, в «Фейсбуке»: у него нет сайта, юрлица, коллекторов. А во-вторых, я никогда не имел отношения к коллекторской деятельности.

В региональном отделении «Деловой России» сообщили, что ничего об этом не знают. В головном офисе организации телефон пресс-службы не отвечал.

Действующие лица

СМИ активизировались, как считает Роженцов, с подачи пиарщика и политтехнолога Платона Маматова. А его нанял человек, который занимал деньги у председателя регионального отделения «Деловой России» Леонида Гункевича. Чтобы не платить по долгам, заемщик обратился к пиарщику с целью очернить Гункевича, а под раздачу попадают и семья, и коллеги последнего. Соответственно, Роженцов стал жертвой этой кампании: «Я бы хотел, чтобы медиа не голословно переписывали, что он [Маматов] говорит, а пытались разобраться».

Был ли от кого-то заказ на Гункевича и Роженцова, Платон Маматов комментировать отказался. Однако подчеркнул: говоря, что никогда не занимался коллекторской деятельностью, Роженцов лжет. В качестве примера пиарщик приводит дело Ларисы Шариповой: в конце февраля она выиграла иск против Ивана Роженцова о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда. В документе на сайте суда говорится о том, почему женщина обратилась в суд: Роженцов утверждал, что она «мошенница, входит в доверие, берет деньги в долг и не возвращает и что нужно остерегаться общения с ней».

Платон Маматов, пиарщик:

 — Что это, как не методы коллекторов? Роженцов занимался выбиванием долгов из Ларисы Шариповой посредством публикации в социальных сетях и рассылки по ее друзьям порочащей информации, включая медицинский диагноз. То есть коллекторством.

Кроме того, Маматов сделал скриншоты страниц Ивана Роженцова и Леонида Гункевича, где они угрожали должникам и выкладывали в Сеть их личные данные.

На основе собранной информации и выслушанных мнений мы пришли к следующим выводам. Можно ли считать, что соратник Леонида Гункевича, Иван Роженцов — банкрот? С юридической точки зрения — да. Можно ли говорить, что он занимался коллекторской деятельностью? Да, поскольку коллектор — это не всегда тот, кто берет в заложники неплательщиков и сжигает их машины, но всегда тот, кто собирает долги. Хотел ли он прикрыться брендом известной организации, которая объединяет предпринимателей, чтобы минимизировать репутационные риски? К сожалению, предположить обратное пока нельзя.

Публикация с сайта : 66.ru

Leonid